...Поверьте в себя,
доверьтесь мне
и я верну Вас к жизни

А.Р.Довженко

Заказать обратный звонок

+7 (495) 212-18-08
Москва, 3-й Павловский переулок,
дом 1, корп.57, стр.3.

Начало. Открытие метода Довженко.

2018-06-12

В прошлое время в нашей стране, да и во всем мире, многие болезни считались «неизлечимыми». К ним относилось и столь широкое социальное заболевание, как алкоголизм. И лишь во второй половине XX века, благодаря революционному открытию доктора Довженко А.Р., его уникальному методу, можно повторить главный лозунг этого талантливого врача из Феодосии: «Алкоголизм излечим!»

Молодой врач Довженко еще в 60-е годы прошлого столетия поставил для себя благородную цель - как можно больше людей избавить от столь губительной привязанности к алкоголю, табаку и другим наркотическим веществам.

Талантливый человек отличается от других тем, что когда у него есть столь глубокий интерес к чему-либо, он может заниматься им и днем, и ночью.

Медицина в основе своей консервативна, поскольку это столетиями выверенная практика. И, тем не менее, только креативность, творчество, может двигать эту область знаний вперед.

Первым психотерапевтом в мире Довженко называл Иисуса. Сам Иисус своим любимым Учителем считал Моисея. Моисей был знаком со многими секретами трансовой культуры Египта, тайны которой передавались от первосвященника к последующему первосвященнику. Но основных секретов Гермеса Моисей так и не узнал, хотя прошел «жесткое посвящение», которое позволяло по методу Гермеса побывать на том свете, в мире душ. Первоначально сверхдлительный пост обострял чувствительность и восприятие «посвящённого». Затем адепту давали специальный «волшебный» напиток, который приводил его в состояние летаргии (йоганидры) с видимой остановкой сердца и дыхания. Далее испытуемый помещался в ритуальный храмовый склеп на многие дни или недели. В сверхглубоком, посмертном состоянии «посвященный» вместе со жрецом мысленно «путешествовал» в других мирах. Не все испытуемые возвращались из этого путешествия, не все воскресали после процедуры «смерти и возрождения».

Довженко, окончив Симферопольский мединститут, специализируется на кожных заболеваниях по профессии дерматовенерологии. Одновременно он активно изучает траволечение, заодно знакомится с местными знахарями, их заговорами.

В Харьковском НИИ неврологии и психиатрии, знаменитой психологической «Школе Платоновых» он изучает физиологию «слова». И, конечно, мимо него не проходят труды З. Фрейда, «запрещенного» в те времена. По Фрейду «все болезни происходят от сдерживания половых чувств», что доктор считал неким примитивизмом, «Фрейд и секс» со временем даже стали синонимами – улыбается доктор – как впоследствии «Довженко и кодирование». И все же меня глубоко «зацепило» примат бессознательного в учении Фрейда, который является главным регулятором нашего поведения».

У Фрейда основой его метода был психоанализ, который служил «инструментом» для управления поведением. Для Довженко его авторский метод стал также «инструментом» для психотической коррекции поведения человека.

Доктор продолжает изучать труды отечественных ученых: А.А. Токарского, В.М. Бехтерева, Казимира Дубровского.

Начиная с 60-х годов у Довженко появляется обширная практика с «алкогольными пациентами».

«Вначале – пишет Довженко – меня удивляло то, что большинство в нашем обществе считает, что алкоголизм – это не болезнь, а проявление морального разложения человека. Правда об этом не всегда говорится вслух, но про себя каждый думал: «Ну и опустился же ты – и все по своей вине».

От личности пьющего, конечно, зависит немало, но далеко не все. «Одомашивание» организмом алкоголя, происходит у разных людей по разному. И здесь сам алкоголь не является единственной причиной алкоголизма».

На Довженко произвело особое впечатление «лечение» алкогольного пристрастия в церкви, описанного в конце 19 века в рассказе талантливого психиатра А.А. Токарского.

Доктор внимательно изучает опыт проведения коллективных сеансов по избавлению от алкогольной привязанности через гипноидное внушение, проводимое академиком В.М.Бехтеревым, «психиатром от Бога».

На практике его Учителем становится один из первых психотерапевтов страны профессор Казимир Дубровский, который имел два высших образования, техническое и медицинское. В 1936 году, вернувшись из Лондона, где он проучился два года, ученый тут же был арестован и сослан в Сибирь. В ссылке до 1949 года он занимался изучением «шаманизма» у северных народов. Элементы подобной шоковой, стрессовой терапии использовал Довженко в своем методе.

Практика «шоковой терапии» уже насчитывает тысячи лет. Она заключается в воздействии на организм больного разными экстремальными факторами: холодом, повышенной температурой, электрическими разрядами и т.д. В прошлые столетия широко использовалось «кровепускание», в настоящее время в психиатрии применяют шоковую инсулинотерапию.

Эмоционально – стрессовая психотерапия по Довженко – это одна из разновидностей «шоковой терапии». Довженко проводит ее на качественно ином уровне. Это экологически чистая терапия «словом», действующая на подсознательные эмоциональные структуры мозга, осуществляемая без всякого применения «химии» и других спецсредств, а потому абсолютно безопасная, без каких-либо побочных проявлений. Здесь, как говорил Довженко: «Природа лечит, мы ей только помогаем».

Первоначально Довженко проводит индивидуальное лечение и работает с малыми группами пациентов, но начиная с 80-х годов – это в основном коллективные сеансы – от нескольких десятков до сотен больных на одном сеансе. Благодаря большому опыту работы с каждым пациентом, доктор досконально изучил клинику психотической зависимости от алкоголя, особенности личности «пьющих», их психологические мотивации и установки. Все это входит в основу его метода «до» и «после» проведения лечебного сеанса. На сеансе подкреплялась вся предыдущая косвенная суггестология, формировалась и закреплялась «антиалкогольная доминанта» в мозгу пьющего. При этом буквально «молниеносно» устранялось влечение к алкоголю, позитивно изменялось мышление и «личностные установки» пациента, ему также интродуцировалось оптимизм и вера в успех лечения. По окончанию сеанса антиалкогольная доминанта и «срок трезвости» посредством «кода Довженко» фиксировался на «биотаймере мозга». После процедуры «кодирования» пациенту проводится постгипнотический инструктаж, определяются «контрольные явки» в первый год трезвости, при которых проводится поддерживающая, закрепляющая терапия.

Все механизмы воздействия на пациента должны осуществляться в строгой последовательности согласно авторского алгоритма метода.

Довженко открыл для многих тот факт, что «влечение к алкоголю», которое раньше считали главной причиной алкоголизации, является лишь «следствием» истоки подобного влечения и алкогольного поведения человека, находятся гораздо глубже, в подсознательных структурах мозга. Сознание – это надстройка, вторичный этап изменения личности. «Вот почему – говорит Довженко – воздействие только на сознание, что практикуется во многих методах и способах лечения имеет лишь временный результат. «Ключ» к выздоровлению алкоголезависимых лиц находится в бессознательной части мозга, его эмоциогенной матрице (в правой половине мозга у «правшей»). А эмоции, как известно, управляют нашим поведением». Влечение к алкоголю – это психотическая потребность, вышедшая из подсознания и прорвавшаяся в сознание. Со временем у человека с большим «алкогольным стажем» формируется «алкогольная субличность», которая поддерживает патологическое влечение к алкоголю.

Довженко выделяет лиц «предрасположенных» к алкоголизации, «социально пьющих» и «зависимых» от алкоголя. Все эти расстройства по мнению Довженко, имеют приобретенный характер, а потому их болезненный процесс имеет вполне «обратимый» характер, что позволяет их полностью оздоравливать и исцелять. Но, когда алкоголизм формируется на патогенетической основе, здесь требуются уже другие лечебные формы помощи, включая личностную и социальную реконструкцию.

В нашей отечественной наркологии, замечает Довженко, по-прежнему доминирует какой-то черно – белый подход к человеку: или он больной или здоровый. В то время как академик И.В. Давыдовский пишет: «Весь реестр расстройств, адаптивных реакций организма человека располагается между болезнью и здоровьем. Кто ближе к здоровью, кто к болезни. И не одного из них нельзя точно причислить ни к тем, ни к другим».

Своих пациентов Довженко не называл «больными» - «Это мои друзья, товарищи, братья»…С этого обращения начинается авторский сеанс доктора, его «исцеляющая формула»…

Безоценочное отношение к каждому пациенту, полное доброжелательности и эмпатии – такое отношение к больному не всегда встретишь в официальных наркологических учреждениях.

Итак, ученикам «посвященным» Учителем во все «тайны» и «секреты» метода известно, что в его авторское изобретение входят три открытия. Первое, Довженко четко отделил «алкоголиков» от «неалкоголиков», то есть лиц, «зависимых» от алкоголя. Принципиальные их различия в следующем: у «неалкоголиков» имеются циклы «запой – светлый период», что свидетельствует о сохранении восстановительных функций организма, это и позволяет с помощью метода Довженко их оздоравливать или полностью излечивать. Второе, «анозогнозия» - не признание своей болезни, у «неалкоголиков», в отличие от «тотальной» анозогнозии у «алкоголиков», имеет лишь «частичный» характер, что помогает им обращаться за квалифицированной помощью к специалисту. И третье открытие - это психотехника самого лечебного сеанса и «кодирования» пациента, благодаря которым временно отключаются «внутренние барьеры» сознания: личностная цензура «Я», «детектор ошибок» мозга, что позволяет открывать «каналы» в подсознание, где находятся эмоциогенные источники влечения к алкоголю. В результате, уже на подготовленную после сеанса «почву» в головном мозгу пациента интродуцируется «Код Довженко».

Метод Довженко, его открытие – «Алкоголизм излечим!» через гениальную по своей простоте психотехнику «кодирования», к сожалению, открывает свой «Ящик Пандоры» для многих лжеучеников и якобы последователей авторского метода. В результате эти люди мало знакомые с авторской методологией, так называемые «кодировщики» знахари, целители, маги, колдуны, экстрасенсы, берут на свое вооружение лишь бренд «Довженко», его терминологию, широко используя их в своих услугах по лечению и исцелению больных от алкоголизма. В этом немалую помощь им оказывает официальная наркология, которая в своих учреждениях «негласно» запретила применять метод Довженко (в стол

Молодой врач Довженко еще в 60-е годы прошлого столетия поставил для себя благородную цель - как можно больше людей избавить от столь губительной привязанности к алкоголю, табаку и другим наркотическим веществам.

Талантливый человек отличается от других тем, что когда у него есть столь глубокий интерес к чему-либо, он может заниматься им и днем, и ночью.

Медицина в основе своей консервативна, поскольку это столетиями выверенная практика. И, тем не менее, только креативность, творчество, может двигать эту область знаний вперед.

Первым психотерапевтом в мире Довженко называл Иисуса. Сам Иисус своим любимым Учителем считал Моисея. Моисей был знаком со многими секретами трансовой культуры Египта, тайны которой передавались от первосвященника к последующему первосвященнику. Но основных секретов Гермеса Моисей так и не узнал, хотя прошел «жесткое посвящение», которое позволяло по методу Гермеса побывать на том свете, в мире душ. Первоначально сверхдлительный пост обострял чувствительность и восприятие «посвящённого». Затем адепту давали специальный «волшебный» напиток, который приводил его в состояние летаргии (йоганидры) с видимой остановкой сердца и дыхания. Далее испытуемый помещался в ритуальный храмовый склеп на многие дни или недели. В сверхглубоком, посмертном состоянии «посвященный» вместе со жрецом мысленно «путешествовал» в других мирах. Не все испытуемые возвращались из этого путешествия, не все воскресали после процедуры «смерти и возрождения».

Довженко, окончив Симферопольский мединститут, специализируется на кожных заболеваниях по профессии дерматовенерологии. Одновременно он активно изучает траволечение, заодно знакомится с местными знахарями, их заговорами.

В Харьковском НИИ неврологии и психиатрии, знаменитой психологической «Школе Платоновых» он изучает физиологию «слова». И, конечно, мимо него не проходят труды З. Фрейда, «запрещенного» в те времена. По Фрейду «все болезни происходят от сдерживания половых чувств», что доктор считал неким примитивизмом, «Фрейд и секс» со временем даже стали синонимами – улыбается доктор – как впоследствии «Довженко и кодирование». И все же меня глубоко «зацепило» примат бессознательного в учении Фрейда, который является главным регулятором нашего поведения».

У Фрейда основой его метода был психоанализ, который служил «инструментом» для управления поведением. Для Довженко его авторский метод стал также «инструментом» для психотической коррекции поведения человека.

Доктор продолжает изучать труды отечественных ученых: А.А. Токарского, В.М. Бехтерева, Казимира Дубровского.

Начиная с 60-х годов у Довженко появляется обширная практика с «алкогольными пациентами».

«Вначале – пишет Довженко – меня удивляло то, что большинство в нашем обществе считает, что алкоголизм – это не болезнь, а проявление морального разложения человека. Правда об этом не всегда говорится вслух, но про себя каждый думал: «Ну и опустился же ты – и все по своей вине».

От личности пьющего, конечно, зависит немало, но далеко не все. «Одомашивание» организмом алкоголя, происходит у разных людей по разному. И здесь сам алкоголь не является единственной причиной алкоголизма».

На Довженко произвело особое впечатление «лечение» алкогольного пристрастия в церкви, описанного в конце 19 века в рассказе талантливого психиатра А.А. Токарского.

Доктор внимательно изучает опыт проведения коллективных сеансов по избавлению от алкогольной привязанности через гипноидное внушение, проводимое академиком В.М.Бехтеревым, «психиатром от Бога».

На практике его Учителем становится один из первых психотерапевтов страны профессор Казимир Дубровский, который имел два высших образования, техническое и медицинское. В 1936 году, вернувшись из Лондона, где он проучился два года, ученый тут же был арестован и сослан в Сибирь. В ссылке до 1949 года он занимался изучением «шаманизма» у северных народов. Элементы подобной шоковой, стрессовой терапии использовал Довженко в своем методе.

Практика «шоковой терапии» уже насчитывает тысячи лет. Она заключается в воздействии на организм больного разными экстремальными факторами: холодом, повышенной температурой, электрическими разрядами и т.д. В прошлые столетия широко использовалось «кровепускание», в настоящее время в психиатрии применяют шоковую инсулинотерапию.

Эмоционально – стрессовая психотерапия по Довженко – это одна из разновидностей «шоковой терапии». Довженко проводит ее на качественно ином уровне. Это экологически чистая терапия «словом», действующая на подсознательные эмоциональные структуры мозга, осуществляемая без всякого применения «химии» и других спецсредств, а потому абсолютно безопасная, без каких-либо побочных проявлений. Здесь, как говорил Довженко: «Природа лечит, мы ей только помогаем».

Первоначально Довженко проводит индивидуальное лечение и работает с малыми группами пациентов, но начиная с 80-х годов – это в основном коллективные сеансы – от нескольких десятков до сотен больных на одном сеансе. Благодаря большому опыту работы с каждым пациентом, доктор досконально изучил клинику психотической зависимости от алкоголя, особенности личности «пьющих», их психологические мотивации и установки. Все это входит в основу его метода «до» и «после» проведения лечебного сеанса. На сеансе подкреплялась вся предыдущая косвенная суггестология, формировалась и закреплялась «антиалкогольная доминанта» в мозгу пьющего. При этом буквально «молниеносно» устранялось влечение к алкоголю, позитивно изменялось мышление и «личностные установки» пациента, ему также интродуцировалось оптимизм и вера в успех лечения. По окончанию сеанса антиалкогольная доминанта и «срок трезвости» посредством «кода Довженко» фиксировался на «биотаймере мозга». После процедуры «кодирования» пациенту проводится постгипнотический инструктаж, определяются «контрольные явки» в первый год трезвости, при которых проводится поддерживающая, закрепляющая терапия.

Все механизмы воздействия на пациента должны осуществляться в строгой последовательности согласно авторского алгоритма метода.

Довженко открыл для многих тот факт, что «влечение к алкоголю», которое раньше считали главной причиной алкоголизации, является лишь «следствием» истоки подобного влечения и алкогольного поведения человека, находятся гораздо глубже, в подсознательных структурах мозга. Сознание – это надстройка, вторичный этап изменения личности. «Вот почему – говорит Довженко – воздействие только на сознание, что практикуется во многих методах и способах лечения имеет лишь временный результат. «Ключ» к выздоровлению алкоголезависимых лиц находится в бессознательной части мозга, его эмоциогенной матрице (в правой половине мозга у «правшей»). А эмоции, как известно, управляют нашим поведением». Влечение к алкоголю – это психотическая потребность, вышедшая из подсознания и прорвавшаяся в сознание. Со временем у человека с большим «алкогольным стажем» формируется «алкогольная субличность», которая поддерживает патологическое влечение к алкоголю.

Довженко выделяет лиц «предрасположенных» к алкоголизации, «социально пьющих» и «зависимых» от алкоголя. Все эти расстройства по мнению Довженко, имеют приобретенный характер, а потому их болезненный процесс имеет вполне «обратимый» характер, что позволяет их полностью оздоравливать и исцелять. Но, когда алкоголизм формируется на патогенетической основе, здесь требуются уже другие лечебные формы помощи, включая личностную и социальную реконструкцию.

В нашей отечественной наркологии, замечает Довженко, по-прежнему доминирует какой-то черно – белый подход к человеку: или он больной или здоровый. В то время как академик И.В. Давыдовский пишет: «Весь реестр расстройств, адаптивных реакций организма человека располагается между болезнью и здоровьем. Кто ближе к здоровью, кто к болезни. И не одного из них нельзя точно причислить ни к тем, ни к другим».

Своих пациентов Довженко не называл «больными» - «Это мои друзья, товарищи, братья»…С этого обращения начинается авторский сеанс доктора, его «исцеляющая формула»…

Безоценочное отношение к каждому пациенту, полное доброжелательности и эмпатии – такое отношение к больному не всегда встретишь в официальных наркологических учреждениях.

Итак, ученикам «посвященным» Учителем во все «тайны» и «секреты» метода известно, что в его авторское изобретение входят три открытия. Первое, Довженко четко отделил «алкоголиков» от «неалкоголиков», то есть лиц, «зависимых» от алкоголя. Принципиальные их различия в следующем: у «неалкоголиков» имеются циклы «запой – светлый период», что свидетельствует о сохранении восстановительных функций организма, это и позволяет с помощью метода Довженко их оздоравливать или полностью излечивать. Второе, «анозогнозия» - не признание своей болезни, у «неалкоголиков», в отличие от «тотальной» анозогнозии у «алкоголиков», имеет лишь «частичный» характер, что помогает им обращаться за квалифицированной помощью к специалисту. И третье открытие - это психотехника самого лечебного сеанса и «кодирования» пациента, благодаря которым временно отключаются «внутренние барьеры» сознания: личностная цензура «Я», «детектор ошибок» мозга, что позволяет открывать «каналы» в подсознание, где находятся эмоциогенные источники влечения к алкоголю. В результате, уже на подготовленную после сеанса «почву» в головном мозгу пациента интродуцируется «Код Довженко».

Метод Довженко, его открытие – «Алкоголизм излечим!» через гениальную по своей простоте психотехнику «кодирования», к сожалению, открывает свой «Ящик Пандоры» для многих лжеучеников и якобы последователей авторского метода. В результате эти люди мало знакомые с авторской методологией, так называемые «кодировщики» знахари, целители, маги, колдуны, экстрасенсы, берут на свое вооружение лишь бренд «Довженко», его терминологию, широко используя их в своих услугах по лечению и исцелению больных от алкоголизма. В этом немалую помощь им оказывает официальная наркология, которая в своих учреждениях «негласно» запретила применять метод Довженко (в столице г. Москве о подобном «запрещении» вышел даже приказ главного нарколога). В результате, сегодня население практически мало обращается за помощью в наркологические диспансеры, большинство ринулось к «народным целителям».

Итак, новая алкогольная концепция по Довженко, технология его метода, показала «кому» можно помочь и, главное, «каким образом» можно достичь этого результата. В этом проявился гений Довженко, который на практике на десятках тысяч оздоровительных и излеченных им пациентов подтвердил и доказал правильность и эффективность своей новой алкогольной концепции.

Молодой врач Довженко еще в 60-е годы прошлого столетия поставил для себя благородную цель - как можно больше людей избавить от столь губительной привязанности к алкоголю, табаку и другим наркотическим веществам.

Талантливый человек отличается от других тем, что когда у него есть столь глубокий интерес к чему-либо, он может заниматься им и днем, и ночью.

Медицина в основе своей консервативна, поскольку это столетиями выверенная практика. И, тем не менее, только креативность, творчество, может двигать эту область знаний вперед.

Первым психотерапевтом в мире Довженко называл Иисуса. Сам Иисус своим любимым Учителем считал Моисея. Моисей был знаком со многими секретами трансовой культуры Египта, тайны которой передавались от первосвященника к последующему первосвященнику. Но основных секретов Гермеса Моисей так и не узнал, хотя прошел «жесткое посвящение», которое позволяло по методу Гермеса побывать на том свете, в мире душ. Первоначально сверхдлительный пост обострял чувствительность и восприятие «посвящённого». Затем адепту давали специальный «волшебный» напиток, который приводил его в состояние летаргии (йоганидры) с видимой остановкой сердца и дыхания. Далее испытуемый помещался в ритуальный храмовый склеп на многие дни или недели. В сверхглубоком, посмертном состоянии «посвященный» вместе со жрецом мысленно «путешествовал» в других мирах. Не все испытуемые возвращались из этого путешествия, не все воскресали после процедуры «смерти и возрождения».

Довженко, окончив Симферопольский мединститут, специализируется на кожных заболеваниях по профессии дерматовенерологии. Одновременно он активно изучает траволечение, заодно знакомится с местными знахарями, их заговорами.

В Харьковском НИИ неврологии и психиатрии, знаменитой психологической «Школе Платоновых» он изучает физиологию «слова». И, конечно, мимо него не проходят труды З. Фрейда, «запрещенного» в те времена. По Фрейду «все болезни происходят от сдерживания половых чувств», что доктор считал неким примитивизмом, «Фрейд и секс» со временем даже стали синонимами – улыбается доктор – как впоследствии «Довженко и кодирование». И все же меня глубоко «зацепило» примат бессознательного в учении Фрейда, который является главным регулятором нашего поведения».

У Фрейда основой его метода был психоанализ, который служил «инструментом» для управления поведением. Для Довженко его авторский метод стал также «инструментом» для психотической коррекции поведения человека.

Доктор продолжает изучать труды отечественных ученых: А.А. Токарского, В.М. Бехтерева, Казимира Дубровского.

Начиная с 60-х годов у Довженко появляется обширная практика с «алкогольными пациентами».

«Вначале – пишет Довженко – меня удивляло то, что большинство в нашем обществе считает, что алкоголизм – это не болезнь, а проявление морального разложения человека. Правда об этом не всегда говорится вслух, но про себя каждый думал: «Ну и опустился же ты – и все по своей вине».

От личности пьющего, конечно, зависит немало, но далеко не все. «Одомашивание» организмом алкоголя, происходит у разных людей по разному. И здесь сам алкоголь не является единственной причиной алкоголизма».

На Довженко произвело особое впечатление «лечение» алкогольного пристрастия в церкви, описанного в конце 19 века в рассказе талантливого психиатра А.А. Токарского.

Доктор внимательно изучает опыт проведения коллективных сеансов по избавлению от алкогольной привязанности через гипноидное внушение, проводимое академиком В.М.Бехтеревым, «психиатром от Бога».

На практике его Учителем становится один из первых психотерапевтов страны профессор Казимир Дубровский, который имел два высших образования, техническое и медицинское. В 1936 году, вернувшись из Лондона, где он проучился два года, ученый тут же был арестован и сослан в Сибирь. В ссылке до 1949 года он занимался изучением «шаманизма» у северных народов. Элементы подобной шоковой, стрессовой терапии использовал Довженко в своем методе.

Практика «шоковой терапии» уже насчитывает тысячи лет. Она заключается в воздействии на организм больного разными экстремальными факторами: холодом, повышенной температурой, электрическими разрядами и т.д. В прошлые столетия широко использовалось «кровепускание», в настоящее время в психиатрии применяют шоковую инсулинотерапию.

Эмоционально – стрессовая психотерапия по Довженко – это одна из разновидностей «шоковой терапии». Довженко проводит ее на качественно ином уровне. Это экологически чистая терапия «словом», действующая на подсознательные эмоциональные структуры мозга, осуществляемая без всякого применения «химии» и других спецсредств, а потому абсолютно безопасная, без каких-либо побочных проявлений. Здесь, как говорил Довженко: «Природа лечит, мы ей только помогаем».

Первоначально Довженко проводит индивидуальное лечение и работает с малыми группами пациентов, но начиная с 80-х годов – это в основном коллективные сеансы – от нескольких десятков до сотен больных на одном сеансе. Благодаря большому опыту работы с каждым пациентом, доктор досконально изучил клинику психотической зависимости от алкоголя, особенности личности «пьющих», их психологические мотивации и установки. Все это входит в основу его метода «до» и «после» проведения лечебного сеанса. На сеансе подкреплялась вся предыдущая косвенная суггестология, формировалась и закреплялась «антиалкогольная доминанта» в мозгу пьющего. При этом буквально «молниеносно» устранялось влечение к алкоголю, позитивно изменялось мышление и «личностные установки» пациента, ему также интродуцировалось оптимизм и вера в успех лечения. По окончанию сеанса антиалкогольная доминанта и «срок трезвости» посредством «кода Довженко» фиксировался на «биотаймере мозга». После процедуры «кодирования» пациенту проводится постгипнотический инструктаж, определяются «контрольные явки» в первый год трезвости, при которых проводится поддерживающая, закрепляющая терапия.

Все механизмы воздействия на пациента должны осуществляться в строгой последовательности согласно авторского алгоритма метода.

Довженко открыл для многих тот факт, что «влечение к алкоголю», которое раньше считали главной причиной алкоголизации, является лишь «следствием» истоки подобного влечения и алкогольного поведения человека, находятся гораздо глубже, в подсознательных структурах мозга. Сознание – это надстройка, вторичный этап изменения личности. «Вот почему – говорит Довженко – воздействие только на сознание, что практикуется во многих методах и способах лечения имеет лишь временный результат. «Ключ» к выздоровлению алкоголезависимых лиц находится в бессознательной части мозга, его эмоциогенной матрице (в правой половине мозга у «правшей»). А эмоции, как известно, управляют нашим поведением». Влечение к алкоголю – это психотическая потребность, вышедшая из подсознания и прорвавшаяся в сознание. Со временем у человека с большим «алкогольным стажем» формируется «алкогольная субличность», которая поддерживает патологическое влечение к алкоголю.

Довженко выделяет лиц «предрасположенных» к алкоголизации, «социально пьющих» и «зависимых» от алкоголя. Все эти расстройства по мнению Довженко, имеют приобретенный характер, а потому их болезненный процесс имеет вполне «обратимый» характер, что позволяет их полностью оздоравливать и исцелять. Но, когда алкоголизм формируется на патогенетической основе, здесь требуются уже другие лечебные формы помощи, включая личностную и социальную реконструкцию.

В нашей отечественной наркологии, замечает Довженко, по-прежнему доминирует какой-то черно – белый подход к человеку: или он больной или здоровый. В то время как академик И.В. Давыдовский пишет: «Весь реестр расстройств, адаптивных реакций организма человека располагается между болезнью и здоровьем. Кто ближе к здоровью, кто к болезни. И не одного из них нельзя точно причислить ни к тем, ни к другим».

Своих пациентов Довженко не называл «больными» - «Это мои друзья, товарищи, братья»…С этого обращения начинается авторский сеанс доктора, его «исцеляющая формула»…

Безоценочное отношение к каждому пациенту, полное доброжелательности и эмпатии – такое отношение к больному не всегда встретишь в официальных наркологических учреждениях.

Итак, ученикам «посвященным» Учителем во все «тайны» и «секреты» метода известно, что в его авторское изобретение входят три открытия. Первое, Довженко четко отделил «алкоголиков» от «неалкоголиков», то есть лиц, «зависимых» от алкоголя. Принципиальные их различия в следующем: у «неалкоголиков» имеются циклы «запой – светлый период», что свидетельствует о сохранении восстановительных функций организма, это и позволяет с помощью метода Довженко их оздоравливать или полностью излечивать. Второе, «анозогнозия» - не признание своей болезни, у «неалкоголиков», в отличие от «тотальной» анозогнозии у «алкоголиков», имеет лишь «частичный» характер, что помогает им обращаться за квалифицированной помощью к специалисту. И третье открытие - это психотехника самого лечебного сеанса и «кодирования» пациента, благодаря которым временно отключаются «внутренние барьеры» сознания: личностная цензура «Я», «детектор ошибок» мозга, что позволяет открывать «каналы» в подсознание, где находятся эмоциогенные источники влечения к алкоголю. В результате, уже на подготовленную после сеанса «почву» в головном мозгу пациента интродуцируется «Код Довженко».

Метод Довженко, его открытие – «Алкоголизм излечим!» через гениальную по своей простоте психотехнику «кодирования», к сожалению, открывает свой «Ящик Пандоры» для многих лжеучеников и якобы последователей авторского метода. В результате эти люди мало знакомые с авторской методологией, так называемые «кодировщики» знахари, целители, маги, колдуны, экстрасенсы, берут на свое вооружение лишь бренд «Довженко», его терминологию, широко используя их в своих услугах по лечению и исцелению больных от алкоголизма. В этом немалую помощь им оказывает официальная наркология, которая в своих учреждениях «негласно» запретила применять метод Довженко (в столице г. Москве о подобном «запрещении» вышел даже приказ главного нарколога). В результате, сегодня население практически мало обращается за помощью в наркологические диспансеры, большинство ринулось к «народным целителям».

Итак, новая алкогольная концепция по Довженко, технология его метода, показала «кому» можно помочь и, главное, «каким образом» можно достичь этого результата. В этом проявился гений Довженко, который на практике на десятках тысяч оздоровительных и излеченных им пациентов подтвердил и доказал правильность и эффективность своей новой алкогольной концепции.vv

ице г. Москве о подобном «запрещении» вышел даже приказ главного нарколога). В результате, сегодня население практически мало обращается за помощью в наркологические диспансеры, большинство ринулось к «народным целителям».

Итак, новая алкогольная концепция по Довженко, технология его метода, показала «кому» можно помочь и, главное, «каким образом» можно достичь этого результата. В этом проявился гений Довженко, который на практике на десятках тысяч оздоровительных и излеченных им пациентов подтвердил и доказал правильность и эффективность своей новой алкогольной концепции.

Все новости