...Поверьте в себя,
доверьтесь мне
и я верну Вас к жизни

А.Р.Довженко

Заказать обратный звонок

+7 (495) 212-18-08
Москва, 3-й Павловский переулок,
дом 1, корп.57, стр.3.

Наука и магия в коде Довженко

2018-09-23

Довженко не требовал от своих пациентов напрягать все свои силы, волю, для борьбы с алкогольным влечением, ведь этих сил у тех действительно подчас недостаточно! Доктор просто успокаивал каждого из них: «Не надо напрягаться, я помогу тебе, дам тебе свою силу воли…». А в своем напутствии продолжал: «Но дальше ты должен идти своими ногами…»

             Если для лечения по методу Довженко пациенту требуется иметь искреннее желание излечиться, мотивацию и установку на процесс отказа от алкоголя, то врачу достаточно подтвердить правильность этого желания, решения, а далее сформировать и укрепить должную «установку» и в заключение поставить «код», который будет исключать всякую «ревизию» мыслей в голове пациента относительно его здорового и трезвого образа жизни.

         Регулярно пьющий человек испытывает постоянный прессинг со стороны окружающих, чувство вины перед близкими, страх и тревогу (на подсознательном уровне). Алкоголь помогает пьющему устранить весь этот негатив, при этом испытать «радость» и комфорт. Поэтому психотерапевтическая цель в методе заключается, прежде всего, в устранении у пациента чувства вины, страха, а также в поддержке через позитив и оптимизм. Довженко говорит: «Ко мне человек приходит с надеждой и сомнениями, а уходит с верой в обязательный успех».

Метод Довженко поэтому часто называют «методом веры». Все остальное в лечебном плане – это дело психотехники, которая сочетает в себе гипноидное, сенсорное, энерго-информационное, стрессогенно-суггестивное воздействие.

         Но вот, чтобы вызвать эту «веру» у пациента психотерапевт, целитель, должен обладать определенными личностными качествами, опытом, знаниями, интуицией, а, главное, собственной «верой» в оздоровительный эффект метода. Только имея свою «веру», её можно передать пациенту.

В церкви «веру» священнослужители передают через Бога, им в этом косвенно помогает весь «церковный антураж». Но сила веры должна исходить и от самого священника. Вера во сто крат сильнее любого психотерапевтического внушения, она задействует глубинные, природные, ресурсные силы организма, которые в потенциале и в резерве есть у каждого человека.

         В религии «вера» во многом утверждается через проявление «чуда». Это можно в какой-то степени проследить и в методе Довженко. После успешных результатов лечения у Довженко самого появлялась «вера» в свои силы и в свой метод. Ученики Довженко в свою очередь, видя «чудесные исцеления» у своего Учителя, тоже «заражались» и укреплялись в собственной вере. Эту «веру» они и сегодня продолжают передавать своим пациентам и их родственникам.

         Как ни странно, но лечение в наркологических диспансерах даже провоцирует пациентов на продолжение употребления алкоголя. Это связано с тем, что официальные наркологи в этих учреждениях обязаны всем лицам, злоупотребляющим спиртные напитки ставить диагноз «хронического алкоголизма». И, конечно, кому из этих лиц хочется считать себя «больным» да ещё и «алкоголиком». У каждого из них автоматически возникает протестное движение по защите своего «Я», оправдания перед собой и окружающими, а доказательством этого к сожалению, служит продолжение употребления алкоголя.

         Метод Довженко лишен этого недостатка. Каждому из своих пациентов доктор говорил: «Ты обязательно будешь здоров. Я помогу тебе…»

Пациенту доктор должен подтвердить то обстоятельство, что тот психически совершенно здоров, а значит полностью ответственен за свое поведение и здоровье. Когда человек этому верит, процесс оздоровления идет значительно быстрее. Тем более, не нужно пациента прямолинейно убеждать в его болезни, что мы часто наблюдаем в официальной наркологии.

Довженко не требовал от своих пациентов напрягать все свои силы, волю, для борьбы с алкогольным влечением, ведь этих сил у тех действительно подчас недостаточно! Доктор просто успокаивал каждого из них: «Не надо напрягаться, я помогу тебе, дам тебе свою силу воли…». А в своем напутствии продолжал: «Но дальше ты должен идти своими ногами…»

         «Психотерапия в моем методе – это магия и наука - повторял Довженко- но это как раз то, зачем к нам приходят люди».

И далее произносил доктор: Нельзя пугать пациента «черным» будущим, что нередко делают колдуны, знахари. Наоборот, человек после ваших целебных воздействий должен чувствовать себя смелее, увереннее и, конечно, менее одиноким.

От врача пациент ожидает прежде всего поддержки и восприятия его как достойной личности.  Человека нужно просто успокоить, вернуть ему чувство безопасности, устранить чувство вины и тревоги, но при этом ни в коем случае не играть роль нравственного моралиста».

         Довженко повторял за Апостолом Павлом: «Бога нельзя обмануть. И он дарит радость, выздоровление, не каждому. Но, если ты искренне хочешь, желаешь здоровья, то у тебя есть шанс получить это от Бога».

         Довженко разъяснял родственникам своих пациентов: «Вы не заблуждайтесь в том, что если после нашего лечения человек не пьет, значит, он сразу стал здоровым. «Алкогольная память и инерция» еще долго (в среднем в течение одного года) сохраняется в его мозгу. Мой метод амбулаторный, поэтому не нужно забывать, что пациент после своего лечения возвращается в прежние условия жизни. И хотя данный лечебный метод – это новое рождение человека, психическое и физическое, тем не менее первоначально от него требуется особая бдительность в «алкогольных» и «психотравмирующих» ситуациях и обязательная профилактика по предупреждению «срывов» и рецидивов болезни через «обратную связь» пациента с врачом, целителем.

         «Одноразовое» лечение по Довженко направлено, прежде всего, на максимально быстрое «торпедирование» симптомов и синдромов болезни. Со стороны может показаться, что наступает лишь «фасадное улучшение» состояния здоровья, на самом деле альтернативное изменение у пациента заключается во внутреннем, качественном сдвиге, в результате которого меняется его поведение в микросоциальной среде. Вот почему данный метод имеет не просто лечебный эффект, его главное достоинство – он созидателен и конструктивен для жизни человека. И это дает авторскому методу право занимать ведущее место в общей психотерапевтической практике лечения алкогольных расстройств.

Правда, в официальной наркологии по-прежнему считают, что в лечении лиц, злоупотребляющих алкоголем, медикаментозная терапия является основным фундаментом лечения. У Довженко «центр тяжести» лечения не просто смещается в сторону психотерапии, но на 90% становится его основой.

Отказ от лекарственной терапии из-за отсутствия эффективных средств, конечно, не означает уход из медицины, психотерапия по Довженко наоборот обогащает медицинский арсенал антиалкогольных средств.

Оружием психотерапевта является «слово», воздействие «личность на личность». Если от врача, целителя в психотерапевтическом лечении требуется, прежде всего, эмпатия, то личность каждого пациента выходит за рамки любого стандартизированного метода. Поэтому психотерапевт прежде всего должен возбудить у пациента доверие, для того чтобы произвести «сдвиг» в его сознании, настроении, осуществить перестройку в его мышлении.

         Говорит Милтон Эриксон, известный психотерапевт США: «В этом и заключается главная трудность для психотерапевта. Саму психотехнику освоить может каждый».

Тот же Милтон Эриксон на Международной конференции по «Эволюции психотерапии» задавался вопросом: «Может сама психотерапия нуждается в психотерапии?». И тут же сам заключал: «Задача психотерапевта представить пациентам то, что они хотят».

         Довженко знал и хорошо изучил многие западные методологии: логотерапию В. Франкла, Роджеровскую личноцентрированную терапию с её предельной чуткостью и уважением к пациенту. Его привлекала рационально – эмотивная терапия А.Эллиса, Адлеровская психология, в поведенческой терапии которой врач выступает в роли «тренера», экзистенциональная философская терапия, юнгианский анализ и др. Но ему не совсем была приемлема провокационная терапия Ф.Фарелли, где врач высмеивает, породирует своих пациентов или грубо оскорбляет их (В.Эрхард).

Жовженко был солидарен с рационально – эмотивной психотерапией по А.Эллису в том, что в психотерапии любая интеллектуализация является помехой в лечебном процессе. Главный принцип этой методологии – «забудь свой разум и обратись к своим чувствам». Из всех известных психотерапевтических методов Довженко делает свой вывод: «Психотерапия – это творчество, которое не поддается и ускользает от точного

Если для лечения по методу Довженко пациенту требуется иметь искреннее желание излечиться, мотивацию и установку на процесс отказа от алкоголя, то врачу достаточно подтвердить правильность этого желания, решения, а далее сформировать и укрепить должную «установку» и в заключение поставить «код», который будет исключать всякую «ревизию» мыслей в голове пациента относительно его здорового и трезвого образа жизни.

         Регулярно пьющий человек испытывает постоянный прессинг со стороны окружающих, чувство вины перед близкими, страх и тревогу (на подсознательном уровне). Алкоголь помогает пьющему устранить весь этот негатив, при этом испытать «радость» и комфорт. Поэтому психотерапевтическая цель в методе заключается, прежде всего, в устранении у пациента чувства вины, страха, а также в поддержке через позитив и оптимизм. Довженко говорит: «Ко мне человек приходит с надеждой и сомнениями, а уходит с верой в обязательный успех».

Метод Довженко поэтому часто называют «методом веры». Все остальное в лечебном плане – это дело психотехники, которая сочетает в себе гипноидное, сенсорное, энерго-информационное, стрессогенно-суггестивное воздействие.

         Но вот, чтобы вызвать эту «веру» у пациента психотерапевт, целитель, должен обладать определенными личностными качествами, опытом, знаниями, интуицией, а, главное, собственной «верой» в оздоровительный эффект метода. Только имея свою «веру», её можно передать пациенту.

В церкви «веру» священнослужители передают через Бога, им в этом косвенно помогает весь «церковный антураж». Но сила веры должна исходить и от самого священника. Вера во сто крат сильнее любого психотерапевтического внушения, она задействует глубинные, природные, ресурсные силы организма, которые в потенциале и в резерве есть у каждого человека.

         В религии «вера» во многом утверждается через проявление «чуда». Это можно в какой-то степени проследить и в методе Довженко. После успешных результатов лечения у Довженко самого появлялась «вера» в свои силы и в свой метод. Ученики Довженко в свою очередь, видя «чудесные исцеления» у своего Учителя, тоже «заражались» и укреплялись в собственной вере. Эту «веру» они и сегодня продолжают передавать своим пациентам и их родственникам.

         Как ни странно, но лечение в наркологических диспансерах даже провоцирует пациентов на продолжение употребления алкоголя. Это связано с тем, что официальные наркологи в этих учреждениях обязаны всем лицам, злоупотребляющим спиртные напитки ставить диагноз «хронического алкоголизма». И, конечно, кому из этих лиц хочется считать себя «больным» да ещё и «алкоголиком». У каждого из них автоматически возникает протестное движение по защите своего «Я», оправдания перед собой и окружающими, а доказательством этого к сожалению, служит продолжение употребления алкоголя.

         Метод Довженко лишен этого недостатка. Каждому из своих пациентов доктор говорил: «Ты обязательно будешь здоров. Я помогу тебе…»

Пациенту доктор должен подтвердить то обстоятельство, что тот психически совершенно здоров, а значит полностью ответственен за свое поведение и здоровье. Когда человек этому верит, процесс оздоровления идет значительно быстрее. Тем более, не нужно пациента прямолинейно убеждать в его болезни, что мы часто наблюдаем в официальной наркологии.

Довженко не требовал от своих пациентов напрягать все свои силы, волю, для борьбы с алкогольным влечением, ведь этих сил у тех действительно подчас недостаточно! Доктор просто успокаивал каждого из них: «Не надо напрягаться, я помогу тебе, дам тебе свою силу воли…». А в своем напутствии продолжал: «Но дальше ты должен идти своими ногами…»

         «Психотерапия в моем методе – это магия и наука - повторял Довженко- но это как раз то, зачем к нам приходят люди».

И далее произносил доктор: Нельзя пугать пациента «черным» будущим, что нередко делают колдуны, знахари. Наоборот, человек после ваших целебных воздействий должен чувствовать себя смелее, увереннее и, конечно, менее одиноким.

От врача пациент ожидает прежде всего поддержки и восприятия его как достойной личности.  Человека нужно просто успокоить, вернуть ему чувство безопасности, устранить чувство вины и тревоги, но при этом ни в коем случае не играть роль нравственного моралиста».

         Довженко повторял за Апостолом Павлом: «Бога нельзя обмануть. И он дарит радость, выздоровление, не каждому. Но, если ты искренне хочешь, желаешь здоровья, то у тебя есть шанс получить это от Бога».

         Довженко разъяснял родственникам своих пациентов: «Вы не заблуждайтесь в том, что если после нашего лечения человек не пьет, значит, он сразу стал здоровым. «Алкогольная память и инерция» еще долго (в среднем в течение одного года) сохраняется в его мозгу. Мой метод амбулаторный, поэтому не нужно забывать, что пациент после своего лечения возвращается в прежние условия жизни. И хотя данный лечебный метод – это новое рождение человека, психическое и физическое, тем не менее первоначально от него требуется особая бдительность в «алкогольных» и «психотравмирующих» ситуациях и обязательная профилактика по предупреждению «срывов» и рецидивов болезни через «обратную связь» пациента с врачом, целителем.

         «Одноразовое» лечение по Довженко направлено, прежде всего, на максимально быстрое «торпедирование» симптомов и синдромов болезни. Со стороны может показаться, что наступает лишь «фасадное улучшение» состояния здоровья, на самом деле альтернативное изменение у пациента заключается во внутреннем, качественном сдвиге, в результате которого меняется его поведение в микросоциальной среде. Вот почему данный метод имеет не просто лечебный эффект, его главное достоинство – он созидателен и конструктивен для жизни человека. И это дает авторскому методу право занимать ведущее место в общей психотерапевтической практике лечения алкогольных расстройств.

Правда, в официальной наркологии по-прежнему считают, что в лечении лиц, злоупотребляющих алкоголем, медикаментозная терапия является основным фундаментом лечения. У Довженко «центр тяжести» лечения не просто смещается в сторону психотерапии, но на 90% становится его основой.

Отказ от лекарственной терапии из-за отсутствия эффективных средств, конечно, не означает уход из медицины, психотерапия по Довженко наоборот обогащает медицинский арсенал антиалкогольных средств.

Оружием психотерапевта является «слово», воздействие «личность на личность». Если от врача, целителя в психотерапевтическом лечении требуется, прежде всего, эмпатия, то личность каждого пациента выходит за рамки любого стандартизированного метода. Поэтому психотерапевт прежде всего должен возбудить у пациента доверие, для того чтобы произвести «сдвиг» в его сознании, настроении, осуществить перестройку в его мышлении.

         Говорит Милтон Эриксон, известный психотерапевт США: «В этом и заключается главная трудность для психотерапевта. Саму психотехнику освоить может каждый».

Тот же Милтон Эриксон на Международной конференции по «Эволюции психотерапии» задавался вопросом: «Может сама психотерапия нуждается в психотерапии?». И тут же сам заключал: «Задача психотерапевта представить пациентам то, что они хотят».

         Довженко знал и хорошо изучил многие западные методологии: логотерапию В. Франкла, Роджеровскую личноцентрированную терапию с её предельной чуткостью и уважением к пациенту. Его привлекала рационально – эмотивная терапия А.Эллиса, Адлеровская психология, в поведенческой терапии которой врач выступает в роли «тренера», экзистенциональная философская терапия, юнгианский анализ и др. Но ему не совсем была приемлема провокационная терапия Ф.Фарелли, где врач высмеивает, породирует своих пациентов или грубо оскорбляет их (В.Эрхард).

Жовженко был солидарен с рационально – эмотивной психотерапией по А.Эллису в том, что в психотерапии любая интеллектуализация является помехой в лечебном процессе. Главный принцип этой методологии – «забудь свой разум и обратись к своим чувствам». Из всех известных психотерапевтических методов Довженко делает свой вывод: «Психотерапия – это творчество, которое не поддается и ускользает от точного измерения. Психотерапия имеет многомерное пространство, поэтому к ней необходим многомерный подход, как, к примеру, при психосинтезе Р. Ассаджоли или мультимодальной терапии А. Лазаруса.

         Довженко делал выводы: «Незнание мировой психотерапии, подчас «школьная неангажированность», низкий уровень подготовки в учебных заведениях нашей страны, все это нередко приводит к абсурдным позициям, которые занимают наши медицинские чиновники к тем или иным отечественным психотерапевтическим методикам». Сегодня яркий пример этому – «негласный запрет» на метод Довженко со стороны отечественной «наркологической элиты», который длится со дня официального утверждения авторского метода Минздравом Союза уже третий десяток лет.

Если для лечения по методу Довженко пациенту требуется иметь искреннее желание излечиться, мотивацию и установку на процесс отказа от алкоголя, то врачу достаточно подтвердить правильность этого желания, решения, а далее сформировать и укрепить должную «установку» и в заключение поставить «код», который будет исключать всякую «ревизию» мыслей в голове пациента относительно его здорового и трезвого образа жизни.

         Регулярно пьющий человек испытывает постоянный прессинг со стороны окружающих, чувство вины перед близкими, страх и тревогу (на подсознательном уровне). Алкоголь помогает пьющему устранить весь этот негатив, при этом испытать «радость» и комфорт. Поэтому психотерапевтическая цель в методе заключается, прежде всего, в устранении у пациента чувства вины, страха, а также в поддержке через позитив и оптимизм. Довженко говорит: «Ко мне человек приходит с надеждой и сомнениями, а уходит с верой в обязательный успех».

Метод Довженко поэтому часто называют «методом веры». Все остальное в лечебном плане – это дело психотехники, которая сочетает в себе гипноидное, сенсорное, энерго-информационное, стрессогенно-суггестивное воздействие.

         Но вот, чтобы вызвать эту «веру» у пациента психотерапевт, целитель, должен обладать определенными личностными качествами, опытом, знаниями, интуицией, а, главное, собственной «верой» в оздоровительный эффект метода. Только имея свою «веру», её можно передать пациенту.

В церкви «веру» священнослужители передают через Бога, им в этом косвенно помогает весь «церковный антураж». Но сила веры должна исходить и от самого священника. Вера во сто крат сильнее любого психотерапевтического внушения, она задействует глубинные, природные, ресурсные силы организма, которые в потенциале и в резерве есть у каждого человека.

         В религии «вера» во многом утверждается через проявление «чуда». Это можно в какой-то степени проследить и в методе Довженко. После успешных результатов лечения у Довженко самого появлялась «вера» в свои силы и в свой метод. Ученики Довженко в свою очередь, видя «чудесные исцеления» у своего Учителя, тоже «заражались» и укреплялись в собственной вере. Эту «веру» они и сегодня продолжают передавать своим пациентам и их родственникам.

         Как ни странно, но лечение в наркологических диспансерах даже провоцирует пациентов на продолжение употребления алкоголя. Это связано с тем, что официальные наркологи в этих учреждениях обязаны всем лицам, злоупотребляющим спиртные напитки ставить диагноз «хронического алкоголизма». И, конечно, кому из этих лиц хочется считать себя «больным» да ещё и «алкоголиком». У каждого из них автоматически возникает протестное движение по защите своего «Я», оправдания перед собой и окружающими, а доказательством этого к сожалению, служит продолжение употребления алкоголя.

         Метод Довженко лишен этого недостатка. Каждому из своих пациентов доктор говорил: «Ты обязательно будешь здоров. Я помогу тебе…»

Пациенту доктор должен подтвердить то обстоятельство, что тот психически совершенно здоров, а значит полностью ответственен за свое поведение и здоровье. Когда человек этому верит, процесс оздоровления идет значительно быстрее. Тем более, не нужно пациента прямолинейно убеждать в его болезни, что мы часто наблюдаем в официальной наркологии.

Довженко не требовал от своих пациентов напрягать все свои силы, волю, для борьбы с алкогольным влечением, ведь этих сил у тех действительно подчас недостаточно! Доктор просто успокаивал каждого из них: «Не надо напрягаться, я помогу тебе, дам тебе свою силу воли…». А в своем напутствии продолжал: «Но дальше ты должен идти своими ногами…»

         «Психотерапия в моем методе – это магия и наука - повторял Довженко- но это как раз то, зачем к нам приходят люди».

И далее произносил доктор: Нельзя пугать пациента «черным» будущим, что нередко делают колдуны, знахари. Наоборот, человек после ваших целебных воздействий должен чувствовать себя смелее, увереннее и, конечно, менее одиноким.

От врача пациент ожидает прежде всего поддержки и восприятия его как достойной личности.  Человека нужно просто успокоить, вернуть ему чувство безопасности, устранить чувство вины и тревоги, но при этом ни в коем случае не играть роль нравственного моралиста».

         Довженко повторял за Апостолом Павлом: «Бога нельзя обмануть. И он дарит радость, выздоровление, не каждому. Но, если ты искренне хочешь, желаешь здоровья, то у тебя есть шанс получить это от Бога».

         Довженко разъяснял родственникам своих пациентов: «Вы не заблуждайтесь в том, что если после нашего лечения человек не пьет, значит, он сразу стал здоровым. «Алкогольная память и инерция» еще долго (в среднем в течение одного года) сохраняется в его мозгу. Мой метод амбулаторный, поэтому не нужно забывать, что пациент после своего лечения возвращается в прежние условия жизни. И хотя данный лечебный метод – это новое рождение человека, психическое и физическое, тем не менее первоначально от него требуется особая бдительность в «алкогольных» и «психотравмирующих» ситуациях и обязательная профилактика по предупреждению «срывов» и рецидивов болезни через «обратную связь» пациента с врачом, целителем.

         «Одноразовое» лечение по Довженко направлено, прежде всего, на максимально быстрое «торпедирование» симптомов и синдромов болезни. Со стороны может показаться, что наступает лишь «фасадное улучшение» состояния здоровья, на самом деле альтернативное изменение у пациента заключается во внутреннем, качественном сдвиге, в результате которого меняется его поведение в микросоциальной среде. Вот почему данный метод имеет не просто лечебный эффект, его главное достоинство – он созидателен и конструктивен для жизни человека. И это дает авторскому методу право занимать ведущее место в общей психотерапевтической практике лечения алкогольных расстройств.

Правда, в официальной наркологии по-прежнему считают, что в лечении лиц, злоупотребляющих алкоголем, медикаментозная терапия является основным фундаментом лечения. У Довженко «центр тяжести» лечения не просто смещается в сторону психотерапии, но на 90% становится его основой.

Отказ от лекарственной терапии из-за отсутствия эффективных средств, конечно, не означает уход из медицины, психотерапия по Довженко наоборот обогащает медицинский арсенал антиалкогольных средств.

Оружием психотерапевта является «слово», воздействие «личность на личность». Если от врача, целителя в психотерапевтическом лечении требуется, прежде всего, эмпатия, то личность каждого пациента выходит за рамки любого стандартизированного метода. Поэтому психотерапевт прежде всего должен возбудить у пациента доверие, для того чтобы произвести «сдвиг» в его сознании, настроении, осуществить перестройку в его мышлении.

         Говорит Милтон Эриксон, известный психотерапевт США: «В этом и заключается главная трудность для психотерапевта. Саму психотехнику освоить может каждый».

Тот же Милтон Эриксон на Международной конференции по «Эволюции психотерапии» задавался вопросом: «Может сама психотерапия нуждается в психотерапии?». И тут же сам заключал: «Задача психотерапевта представить пациентам то, что они хотят».

         Довженко знал и хорошо изучил многие западные методологии: логотерапию В. Франкла, Роджеровскую личноцентрированную терапию с её предельной чуткостью и уважением к пациенту. Его привлекала рационально – эмотивная терапия А.Эллиса, Адлеровская психология, в поведенческой терапии которой врач выступает в роли «тренера», экзистенциональная философская терапия, юнгианский анализ и др. Но ему не совсем была приемлема провокационная терапия Ф.Фарелли, где врач высмеивает, породирует своих пациентов или грубо оскорбляет их (В.Эрхард).

Жовженко был солидарен с рационально – эмотивной психотерапией по А.Эллису в том, что в психотерапии любая интеллектуализация является помехой в лечебном процессе. Главный принцип этой методологии – «забудь свой разум и обратись к своим чувствам». Из всех известных психотерапевтических методов Довженко делает свой вывод: «Психотерапия – это творчество, которое не поддается и ускользает от точного измерения. Психотерапия имеет многомерное пространство, поэтому к ней необходим многомерный подход, как, к примеру, при психосинтезе Р. Ассаджоли или мультимодальной терапии А. Лазаруса.

         Довженко делал выводы: «Незнание мировой психотерапии, подчас «школьная неангажированность», низкий уровень подготовки в учебных заведениях нашей страны, все это нередко приводит к абсурдным позициям, которые занимают наши медицинские чиновники к тем или иным отечественным психотерапевтическим методикам». Сегодня яркий пример этому – «негласный запрет» на метод Довженко со стороны отечественной «наркологической элиты», который длится со дня официального утверждения авторского метода Минздравом Союза уже третий десяток лет.

Если для лечения по методу Довженко пациенту требуется иметь искреннее желание излечиться, мотивацию и установку на процесс отказа от алкоголя, то врачу достаточно подтвердить правильность этого желания, решения, а далее сформировать и укрепить должную «установку» и в заключение поставить «код», который будет исключать всякую «ревизию» мыслей в голове пациента относительно его здорового и трезвого образа жизни.

         Регулярно пьющий человек испытывает постоянный прессинг со стороны окружающих, чувство вины перед близкими, страх и тревогу (на подсознательном уровне). Алкоголь помогает пьющему устранить весь этот негатив, при этом испытать «радость» и комфорт. Поэтому психотерапевтическая цель в методе заключается, прежде всего, в устранении у пациента чувства вины, страха, а также в поддержке через позитив и оптимизм. Довженко говорит: «Ко мне человек приходит с надеждой и сомнениями, а уходит с верой в обязательный успех».

Метод Довженко поэтому часто называют «методом веры». Все остальное в лечебном плане – это дело психотехники, которая сочетает в себе гипноидное, сенсорное, энерго-информационное, стрессогенно-суггестивное воздействие.

         Но вот, чтобы вызвать эту «веру» у пациента психотерапевт, целитель, должен обладать определенными личностными качествами, опытом, знаниями, интуицией, а, главное, собственной «верой» в оздоровительный эффект метода. Только имея свою «веру», её можно передать пациенту.

В церкви «веру» священнослужители передают через Бога, им в этом косвенно помогает весь «церковный антураж». Но сила веры должна исходить и от самого священника. Вера во сто крат сильнее любого психотерапевтического внушения, она задействует глубинные, природные, ресурсные силы организма, которые в потенциале и в резерве есть у каждого человека.

         В религии «вера» во многом утверждается через проявление «чуда». Это можно в какой-то степени проследить и в методе Довженко. После успешных результатов лечения у Довженко самого появлялась «вера» в свои силы и в свой метод. Ученики Довженко в свою очередь, видя «чудесные исцеления» у своего Учителя, тоже «заражались» и укреплялись в собственной вере. Эту «веру» они и сегодня продолжают передавать своим пациентам и их родственникам.

         Как ни странно, но лечение в наркологических диспансерах даже провоцирует пациентов на продолжение употребления алкоголя. Это связано с тем, что официальные наркологи в этих учреждениях обязаны всем лицам, злоупотребляющим спиртные напитки ставить диагноз «хронического алкоголизма». И, конечно, кому из этих лиц хочется считать себя «больным» да ещё и «алкоголиком». У каждого из них автоматически возникает протестное движение по защите своего «Я», оправдания перед собой и окружающими, а доказательством этого к сожалению, служит продолжение употребления алкоголя.

         Метод Довженко лишен этого недостатка. Каждому из своих пациентов доктор говорил: «Ты обязательно будешь здоров. Я помогу тебе…»

Пациенту доктор должен подтвердить то обстоятельство, что тот психически совершенно здоров, а значит полностью ответственен за свое поведение и здоровье. Когда человек этому верит, процесс оздоровления идет значительно быстрее. Тем более, не нужно пациента прямолинейно убеждать в его болезни, что мы часто наблюдаем в официальной наркологии.

Довженко не требовал от своих пациентов напрягать все свои силы, волю, для борьбы с алкогольным влечением, ведь этих сил у тех действительно подчас недостаточно! Доктор просто успокаивал каждого из них: «Не надо напрягаться, я помогу тебе, дам тебе свою силу воли…». А в своем напутствии продолжал: «Но дальше ты должен идти своими ногами…»

         «Психотерапия в моем методе – это магия и наука - повторял Довженко- но это как раз то, зачем к нам приходят люди».

И далее произносил доктор: Нельзя пугать пациента «черным» будущим, что нередко делают колдуны, знахари. Наоборот, человек после ваших целебных воздействий должен чувствовать себя смелее, увереннее и, конечно, менее одиноким.

От врача пациент ожидает прежде всего поддержки и восприятия его как достойной личности.  Человека нужно просто успокоить, вернуть ему чувство безопасности, устранить чувство вины и тревоги, но при этом ни в коем случае не играть роль нравственного моралиста».

         Довженко повторял за Апостолом Павлом: «Бога нельзя обмануть. И он дарит радость, выздоровление, не каждому. Но, если ты искренне хочешь, желаешь здоровья, то у тебя есть шанс получить это от Бога».

         Довженко разъяснял родственникам своих пациентов: «Вы не заблуждайтесь в том, что если после нашего лечения человек не пьет, значит, он сразу стал здоровым. «Алкогольная память и инерция» еще долго (в среднем в течение одного года) сохраняется в его мозгу. Мой метод амбулаторный, поэтому не нужно забывать, что пациент после своего лечения возвращается в прежние условия жизни. И хотя данный лечебный метод – это новое рождение человека, психическое и физическое, тем не менее первоначально от него требуется особая бдительность в «алкогольных» и «психотравмирующих» ситуациях и обязательная профилактика по предупреждению «срывов» и рецидивов болезни через «обратную связь» пациента с врачом, целителем.

         «Одноразовое» лечение по Довженко направлено, прежде всего, на максимально быстрое «торпедирование» симптомов и синдромов болезни. Со стороны может показаться, что наступает лишь «фасадное улучшение» состояния здоровья, на самом деле альтернативное изменение у пациента заключается во внутреннем, качественном сдвиге, в результате которого меняется его поведение в микросоциальной среде. Вот почему данный метод имеет не просто лечебный эффект, его главное достоинство – он созидателен и конструктивен для жизни человека. И это дает авторскому методу право занимать ведущее место в общей психотерапевтической практике лечения алкогольных расстройств.

Правда, в официальной наркологии по-прежнему считают, что в лечении лиц, злоупотребляющих алкоголем, медикаментозная терапия является основным фундаментом лечения. У Довженко «центр тяжести» лечения не просто смещается в сторону психотерапии, но на 90% становится его основой.

Отказ от лекарственной терапии из-за отсутствия эффективных средств, конечно, не означает уход из медицины, психотерапия по Довженко наоборот обогащает медици

Все новости